Категории

Категории

Анархия — мать порядка

Когда мы слышим слово «анархия», то понимаем его, скорее, как вседозволенность, т.е. как возможность делать все, что раньше было запрещено. И лишь потом в памяти воскресает фраза, ставшая крылатым выражением: «Анар­хия — мать порядка». Некогда русский философ Н. Бердяев утверждал, что анархизм является таким же характерно русским явлени­ем, как и нигилизм, и народничество: «Русский народ — народ государственный, он покорно согласен быть материа­лом для создания великого мирового государства, и он же склонен к бунту, к вольнице, к анархии». Он также говорил, что вся русская интеллигенция в XIX веке не любила го­сударство, которое было для них «они» — чужие. А «мы» — свои — жили как бы в ином измерении, враждебном всякому государству. При слове «анархизм» мы в первую очередь вспоминаем одну фамилию — Бакунин. Но Н. Бердяев называет анар­хистами и К. Аксакова, и Ф. Достоевского. А к создателям мирового анархизма философ относит, кроме Бакунина, П. Кропоткина и Л. Толстого. Чтобы понять смысл русского анархизма и того поряд­ка, матерью которого он должен был стать, необходимо обратиться к творчеству Л. Толстого. У писателя есть про­изведение под названием «Сказка об Иване-дураке и его двух братьях». В ней при традиционном для русских на­родных сказок зачине совершенно своеобразное содержа­ние: «В некотором царстве, в некотором государстве жил- был богатый мужик. И было у богатого мужика три сына: Семен-воин, Тарас-брюхан и Иван-дурак, и Маланья-вековуха, немая». Далее писатель говорит, что Семен ушел служить царю, Тарас — купцу, а Иван с сестрой остался дома работать. Обычно в народных сказках старшие братья терпят крах из-за своей жадности и скупости, потому что стараются получить свою долю, ни с кем не делясь. В них разоб­лачается определенный человеческий тип. Но ни в одной народной сказке нет разоблачения старших братьев толь­ко за то, что один из них воин, а второй купец. Для народ­ной сказки они — законные явления, такие же нужные, как и крестьянин-пахарь. Народная сказка не ставит под сомнение сам факт существования царя, воина, купца. В сказке Л. Толстого через разоблачение Семена-воина и Тараса-купца разоблачаются война и торговля. Когда черт научил Ивана-дурака делать солдат и золотые монеты, то Иван одарил братьев: старшего — армией, среднего — деньгами. Братья взялись за дело, и скоро Семен завоевал себе целое царство, а Тарас нажил огромный капитал. Но вскоре оказалось, что армию нужно кормить, а богатства нужно охранять. И тогда братья снова отправи­лись к Ивану. Они просят его сделать еще солдат и денег. Но Иван отказывается. Старшему он говорит, что не ста­нет делать солдат «оттого, что твои солдаты человека до смерти убили… Я думал, что солдаты будут песни играть, а они человека до смерти убили. Не дам больше…». Непомерная глупость Ивана-дурака превращается в под­линную мудрость. Его царство, населенное такими же Иванами-дураками, становится тем Царством Божиим на Зем­ле, о котором издревле мечтали простые люди. Они жи­вут своим трудом, собирают урожаи, и ничего им больше не надо. Но спустя некоторое время дьявол решил ис­пытать на прочность Иваново царство. Он уговорил Тараканского царя пойти против Ивана войной. Казалось бы, сейчас Иван поймет, насколько ему не­обходима армия. Но все происходит по-другому. Армия Тараканского царя пришла в царство Ивана, ждет против­ника, но его нигде нет. Тогда враги стали отнимать у Иванов-дураков их богатства. Те же не только не сопротив­ляются, но и говорят: «Коли вам, сердешные, на вашей стороне житье плохое, приходите к нам совсем жить…». Тараканский царь рассердился на такое поведение ду­раков и приказал своим солдатам стереть с лица земли их царство. Но Иваны и на этот раз не оборонялись, а только плакали и говорили: «Зачем вы добро дурно губите? Коли вам нужно, вы лучше себе заберите». Гнусно и стыдно стало солдатам, и они разбежались от Тараканского царя. Так наглядно Л. Толстой старается доказать полную ненужность всех тех химер, которыми окружили себя люди. Царство Ивана-дурака только называется царством. Но в нем ничего не осталось от самых простых форм госу­дарственного устройства. Именно такой вариант идеально­го устройства человеческого общества Л. Толстой предла­гает как единственно правильный и разумный. Он полнос­тью отрицает не просто бюрократию, сословия и неспра­ведливое государственное устройство. Он отрицает госу­дарство вообще, отрицает саму идею любого обществен­ного договора. В сказке есть сцена, когда дьявол обернулся в интелли­гента («господина чистого»), пришел к Ивану и пообещал, что научит, как нужно головой работать. Иван согласился. И вот дьявол стал учить всех Иванов, как головой рабо­тать. Забрался на каланчу и принялся говорить. Иваны слу­шают, но ничего не понимают. А поскольку они живут по принципу «кто не работает, тот не ест», то дьявол за свои разговоры даже глотка воды не получил. Так говорил он день, второй, обессилел, стал качаться из стороны в сторону и головой ударяться о стену, косяк двери. Тогда жена позвала Ивана-дурака с пашни: «Пойдем смотреть: говорят, господин зачинает головой работать». Когда Иван пришел, то увидел, как господин упал и покатился по лестнице, пересчитав головой все ступеньки. Иван гово­рит, глядя на это: «Ну, правду сказал господин чистый, что другой раз и голова затрещит». Так великий русский писатель Л. Толстой со всей пря­мотой и ясностью выразил свои взгляды на государство и социальное неравенство. Как истинный анархист, он отка­зал в праве на существование личности, признав будущее за коллективистским, коммунистическим трудом. Он в от­рицательном свете показал не только войну, торговлю, но и науку. Вслед за ним вождь первого в мире государ­ства рабочих и крестьян Ленин провозгласил, что влады­кой мира будет коллективный труд. А потому и Л. Толстого называл «зеркалом русской революции».


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Партнеры

© Copyright